Carpe Diem
Безумен Город, завладевший миром.
В нем каждый житель - винтик злой машины,
чьи сваи давят древние могилы
в слоях культуры, отошедшей в вечность.
(с) Александра Кук

В свете газовой лампы, насвистывая себе под нос бесхитростный мотив, Мастер-алхимик доделывал очередного зверька. Город был наполнен механизмами. Механизмами лязгающими, громыхающими, коптящими, производящими и работающими. Так мало радости и так много разумно-рационального уничтожения мира, в котором им приходилось жить. Сами ли они выбрали для себя такую жизнь? Он не знал ответа, как и никто вокруг. Они просто жили и выживали, загружая работой постепенно ржавеющие автоматы.

Вчера остановились городские часы - древний и восхитительный механизм, отмечающий дни и годы их существования. Фигурки скупца, смерти и рыцаря застыли, так и не закончив движения. Долгую ночь провел Мастер в подвальных архивах ратуши, стремясь проникнуть в тайну взаимодействия шестеренок. Порой, ему казалось, что и он сам - лишь винтик огромной машины, которая приводится в действие памятью, чувствами, переживаниями и силой жизни, как и фигурки на внезапно онемевшей башне.

В поисках разгадки он перебирал свитки и фолианты, заглядывал в самые дальние уголки полок. От пыли старых книг свербило в носу, но страница за страницей открывались перед ним иные картины, полные радости и солнечного света, удивительных зверей и не потерявших любопытство людей. К рассвету часы возвестили наступление нового дня, а алхимик задумчиво перерисовывал сопряжения, соединения и строение другого мироустройства.

На столе, испещренном царапинами, словно картой дорог, с пятнами от реагентов, разбросаны инструменты его ремесла. Набросок нового творения слегка колышется от слабого ветерка, оживляя еще не созданное. Россыпь ключей от всех дверей ждет своих замков, пока Мастер пытается приладить длинный хвост, выбрать каждой крысе подходящие именно ей глаза. Немного подкрутить вот этот винтик, и зубы щелкнут тихим металлическим лязгом, блеснут в свете фонаря крохотные лапки, а хвост зашелестит, словно настоящий. Лишь легкое движение ключа отделяет их и его от начала другой жизни.

@темы: сказки, гамельнский крысолов